Ущерб есть, ответственности и выплаты нет…

Одна ситуация, описанная на Онлайнере и косвенно связанная со страховыми тонкостями, толкнула написать эту статью. Речь о семье, которая, с привлечением агентства недвижимости (АН), приобрела квартиру в Минске, но продавец оказался мошенником и люди, к огромному сожалению, могут оказаться на улице. При этом страховка, которая была у АН, скорее всего, этой семье не поможет. В чем же суть?

В Беларуси существует обязательное страхование ответственности риэлтерских компаний, проводит которое Белгосстрах. Лимит по полису должен быть не ниже 10 000 базовых величин (сейчас это 255 000 рублей или около 119 000 USD). Страховым случаем является неисполнение или ненадлежащее исполнение страхователем (АН) обязательств по договору на оказание риэлтерских услуг, повлекшее причинение вреда потребителю. Обращаю внимание на курсив — АН должно не исполнить свои обязательства, тогда страховой случай может наступить. Это к тому, что клиент может лишиться недвижимости, но вины АН в этом может не быть, как и произошло в описанной ситуации. Соответственно, не «сработает» и страховой полис. Для дополнительного понимания рекомендую примеры выплат.

В чем вижу одну из проблем. Это неправильное представление АН своей страховой защиты клиентам и, как следствие, их завышенные ожидания в этом плане. Из практики могу сказать, что страхователи и сами зачастую заблуждаются в отношении своих полисов. В ходе же общения с клиентами нюансы страховки, как правило, не обсуждаются. Разговор переходит на бытовой уровень, типа «сделка застрахована». На самом же деле страхуется не сделка купли-продажи, а ответственность АН. В подтверждение своих слов приведу ссылку — посмотрите как «бодро» описана часть «Страхование и защита от криминала».

Есть проблема и с «глубиной погружения» в проверке участников и обстоятельств сделки, которую должно осуществить АН. Возможно стоит вводить в ответственность позиции, основанные на профессиональном опыте и должной осмотрительности. Ведь клиент обращается именно к профессионалам, платит за это деньги и ожидает максимального участия, а не запроса и изучения нескольких типовых документов. Понятно, что тогда нужно будет подкорректировать и условия страхования. Начать можно с введения риск-ориентированного подхода, по примеру Закона о предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем. Например, создать перечень рисков (условий) при которых риэлтер должен повысить свое внимание к сделке и предупредить клиента.

И еще, если такие случаи встречаются, то, наверное, есть смысл государству поработать над изменениями соответствующего законодательства с целью повысить защищенность клиентов АН, да и всех добросовестных покупателей недвижимости, тем более, что сделки проходят при активном участии государственных структур.

Кроме этого, мало кто знает, что покупатель недвижимости может дополнительно защитить свои интересы с помощью договора страхования имущественных прав (титульное страхование). Если кратко, то страхуется риск утраты права собственности на объект недвижимости при признании сделки недействительной. Вид непростой — перед заключением договора понадобится вникнуть в условия и исключения, недешевый — базовые тарифы около 1-4% от страховой суммы (стоимости имущества), но и уровень страховой защиты будет несоизмеримо выше, все-таки приобретается дорогостоящий объект и принцип «лучше перебдеть» здесь работает в полной мере.

Западня срока исковой давности…

Тема срока исковой давности редко всплывает при освещении страховых вопросов общего характера. Думается, что для большинства клиентов (страхователей) и коллег (не работников юридических служб), это вообще не тема «для размышлений». Упоминание о ней вызывает ассоциации с судами, исками и юридическими нюансами. И в целом — так оно и есть. Однако в нашем деле данный вопрос имеет существенную особенность, но обо всем по порядку.

В соответствии со статьей 856 ГК РБ по требованиям, вытекающим из договоров имущественного страхования и страхования ответственности, устанавливается общий срок исковой давности (три года – ст. 197 ГК РБ), исчисляемый со дня окончания действия договора страхования.

Для большинства имущественных видов особой проблемы в этом не существует, т.к. события, которые могут быть признаны страховым случаем, носят, как правило, очевидный характер, оперативно фиксируются и заявляются страховщику (пожар, авария, ДТП и т.п.). Владельцы залитых офисов, похищенных грузов и разбитых машин заинтересованы в скорейшем получении страховых выплат и тянуть время не в их интересах.

При этом по ряду видов (договоров) страхования ответственности событие, которое может быть признано страховым случаем, выявляется не сторонами договора, а компетентными органами в ходе различных проверок. Например, налоговых, когда выявляется факт причинения вреда страхователем контрагенту при осуществлении бухгалтерской или аудиторской деятельности.

Очевидно, что сроки проверок могут превышать установленные сроки исковой давности, особенно на фоне либерализации в этой области, в итоге вред, причиненный в застрахованный период, выявляется за пределами этих сроков. Получается, что  страхователь будет иметь право на страховую защиту только в течение трех лет со дня завершения своего полиса?

Такая ситуация приводит к нарушению интересов не только страхователя, но и его контрагента — ведь одно дело получить выплату от страховщика и совсем другое взыскать ущерб с виновника.

Данный вопрос касается, в первую очередь, страхования профессиональной ответственности бухгалтеров, аудиторов, налоговых консультантов, нотариусов, а также инженеров и архитекторов по проектно-изыскательской деятельности, у которых причинение вреда из-за допущенных ошибок, также может произойти через много лет после окончания срока страхования.

Столкнулись с подобной ситуацией на практике. Бухгалтерская компания непрерывно страховала свою профессиональную ответственность с 03.10.2012 по 02.10.2016 год, заключая договоры сроком на 1 год. Налоговая проверка у контрагента прошла в апреле 2018 года, были выявлены нарушения по налогу на прибыль и НДС, совершенные в 2013-2014 годах, применены пени на сумму 1 767,72 рубля (ущерб). На обращение страхователя страховщик отреагировал однозначно – срок обращения по этим нарушениям истек в 2017 году.

Мы не единожды поднимали уже этот вопрос на разных уровнях, но ситуация кардинально не меняется. Анализ действующих правил белорусских страховщиков по теме исковой давности показал, что их можно разбить на 3 группы. В 1-й группе те, кто никак не освещает этот вопрос, во 2-й, самой многочисленной, четко указаны нормы ГК РБ. В 3-й группе пока всего две компании, которые недавно изменили правила и показали, что понимают проблему, попытавшись как-то решить ее в пользу клиента.

С первыми двумя группами все ясно, ведь даже если тема в правилах не освещена, то есть действующая норма ГК. Что касается 3-й, то «чудес» там нет, а есть именно попытки решения, но на общем фоне это уже что-то.

Одна компания для договоров, в которых требование потерпевших основано на результатах проверки компетентного органа, увеличивает срок на 2 года (см. Выдержку 1), а вторая для аудиторов, бухгалтеров и налоговых консультантов на 1 год, вводя понятие «периода ожидания» (см. Выдержку 2).

Увеличивать срок обращения — это один из способов, но есть и второй, который применила одна из этих двух компаний для архитекторов и инженеров-проектировщиков — увеличивать срок страхования, в данном случае на срок проектных и строительно-монтажных работ по объекту, в отношении которого осуществляются проектные работы (см. Выдержку 3).

Не могу комментировать чисто юридическую и судебную сторону данной темы — пусть выскажутся юристы, может в судах картина выглядит иначе и страхователи могут отстоять там свои интересы. Но думается, что приведенные выдержки из Правил подтверждают наличие проблемы и необходимость двигаться в направлении ее решения. Мне немного странно видеть пассивность коллег в этом вопросе, тем более, что свои шаги можно (да и нужно) увязать с увеличением страховых тарифов, ведь увеличенные сроки ответственности — это больший риск, который стоит дополнительных денег.

Данный вид страхования постоянно развивается. По данным БАС – в 2016 году в отношении только бухгалтеров, аудиторов и инженеров-проектировщиков, собрано 467,1 тыс. рублей и заключено 783 договора! Время не ждет, предприятия ждут от рынка адекватных условий страхования.

В качестве итога. Что можно сделать:

  1. На уровне законодательства – по линии страхового сообщества подготовить соответствующие изменения в ГК РБ, например, в ГК РФ в аналогичной статье (ст. 966 ГК РФ) нет привязки к окончанию срока договора страхования;
  2. На уровне страховщиков:

Решения, предложенные в пункте 2, не нужно вводить огульно, они могут касаться тех видов (договоров) по которым есть проблема.

Выдержка 1

Требование признаётся обоснованным, если оно в соответствии с законодательством подлежит удовлетворению (влечёт ответственность страхователя (ответственного лица) за причинённый вред) и заявлено не позднее трёх лет со дня окончания срока действия договора страхования, а в случае если требование выгодоприобретателя к страхователю (ответственному лицу) основано на результатах проверки компетентного государственного органа или организации, оконченной по истечении трёх лет со дня окончания срока действия договора страхования – не позднее пяти лет со дня окончания срока действия договора страхования;

Выдержка 2

Для аудиторов, аудиторских организаций, организаций и индивидуальных предпринимателей, оказывающих бухгалтерские услуги, организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность по налоговому консультированию, срок действия договора страхования состоит из двух периодов: срока страхования и периода ожидания. …. Период ожидания – период времени продолжительностью 4 года (после окончания срока страхования), в течение которого может быть выявлен факт причинения вреда имуществу (имущественным правам) третьих лиц в результате ошибок и упущений Страхователя (его работников) при осуществлении профессиональной деятельности.

Выдержка 3

Договор страхования по всем видам профессиональной деятельности, кроме осуществления деятельности архитектора, инженера (в части проектирования), может быть заключен на срок от 1 дня до 1 года включительно. При страховании профессиональной ответственности архитектора, инженера (в части проектирования) договор страхования может быть заключен на срок проведения страхователем (ответственным лицом) проектных работ, а также на период строительно-монтажных работ по объекту, в отношении которого страхователем (ответственным лицом) осуществляются проектные работы.

Чем крупнее объект, тем лучше должен быть страховой полис. И он должен быть!…

6c0b3e2ab38f8380aba8d60c075cf2a5На днях была опубликована новость о том, что около одной из минских строек, после возникновения аварийной ситуации на стройплощадке, забрызгало цементом несколько машин. Все бы ничего — аварии на стройке, к сожалению, случаются, лишь бы не происходило ничего серьезного.  Смутило иное, а именно то, что ни во время первого репортажа, ни второго, со стороны застройщика или подрядчика не прозвучали слова «наша ответственность застрахована». Исходя из опубликованного, могу предположить, что договора страхования гражданской ответственности на этом объекте скорее всего нет. А если и есть, то о нем пока никто не вспомнил.

Ведь владельцам авто важно понимать кто и в какие сроки компенсирует им ущерб. Одно дело общаться со страховой компанией, другое самостоятельно бегать по судам, выбивая деньги непосредственно с виновного. То, что произошла фиксация события в милиции хорошо — это основа для будущих гражданских исков. Теперь нужно сохранять чеки с автомоек и провести экспертизу повреждений, а затем обращаться к виновному лицу со своими требованиями о компенсации. Дело может дойти и до суда, но при наличии у виновного полиса все было бы проще. Тем, у кого машина была застрахована по КАСКО, особо переживать не стоит — необходимый ремонт должна оплатить «компания КАСКО».

Из личного опыта — в качестве примера поведения и действий сторон в подобных ситуациях. Как-то в Литве в подземном паркинге отеля на мой автомобиль накапала какая-то жидкость — образовалось пятно. Я лишь обратился к администратору отеля — никаких сомнений, «стонов» и обвинений в собственной невнимательности с его стороны я не услышал. Он принял мою заявку, сказал замечательные слова «наша ответственность застрахована» и связался со страховщиком. Потом представитель отеля вышел и сам сделал несколько фотографий. Т.к. в Беларуси есть дочерняя компания, входящая в структуру страховщика, чье подразделение застраховало ответственность литовского отеля, то уже по возвращении в Минск, я решил вопрос с калькуляцией и получил деньги. В ином случае, мне бы выплату сделали в Литве — понятно, что через некоторое время, но вопрос не в этом.

Как правило, для строящихся объектов используется страхование гражданской ответственности предприятий, создающих повышенную опасность для окружающих. Вид прост в понимании, недорогой и оформляется быстро. По сути важно понять, что есть риск нанести вред третьим лицам, их имуществу и окружающей среде, определить разумный размер лимита ответственности и застраховать свои риски. При наступлении страхового случая задача страхователя или иного ответственного лица, обеспечить фиксацию события в компетентных органах, принять меры для уменьшения ущерба, известить страховщика о происшедшем, а пострадавших о наличии полиса, принять их требования и направить к страховщику. Все достаточно просто.

Для уже действующих объектов чаще используется страхование «общегражданской ответственности». При этом у нас в стране с 2015 года при эксплуатации некоторых объектов наличие подобной страховки является обязательным (обязательное страхование гражданской ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за вред, причиненный деятельностью, связанной с эксплуатацией отдельных объектов).

Вот так бывает…

Crashing dollarНа днях завершилась история с одним страховым случаем, который коснулся нас по линии страхования имущества одного нашего клиента — юридического лица, но речь больше пойдет об обязательном страховании ответственности автовладельцев (ОСГО). Случай не столько необычный, сколько поучительный.

Суть. В начале марта 2016 года дама на автомобиле, при выезде с паркинга одного ТЦ в г.Минске, сталкивается с автоматическими скоростными воротами и повреждает их. Все бы ничего, но она уезжает — скрывается с места ДТП. Находят ее уже потом. Здание ТЦ застраховано и эти договоры страхования обслуживаются нашей компанией.

Клиент известил нас о возникшей проблеме. Мы организовали осмотр поврежденного имущества страховщиком, помогли составить необходимый пакет документов. Клиент занялся процессом восстановления, в ходе которого выяснилось, что нанесенные повреждения не могут быть устранены путем ремонта и ворота необходимо менять. Цена вопроса около 180 млн. неденоминированных рублей (чуть менее 10 000 USD). Так получилось, что в одной страховой компании были застрахованы и «автогражданская ответственность» виновницы (ОСГО) и само имущество. В итоге, наш клиент, по линии полиса ОСГО, получает выплату около 161 млн. «старых» рублей и направляет их подрядчику для выполнения работ по замене поврежденных ворот. В чем же «соль» этого случая?

Я бы отметил 2 момента.

Первый. В том, что страховая компания, выплатившая страховое возмещение по полису ОСГО, имеет право требования (и явно им воспользуется) в пределах выплаченных сумм (161 млн. руб.) к виновнице, т.к. она не сообщила в ГАИ и скрылась с места ДТП (п.206 Главы 13 «Положения о страховой деятельности в  РБ»). Более того, наш клиент также будет вправе предъявить ей претензию в размере разницы между фактически понесенными затратами на устранение ущерба и суммой полученного страхового возмещения, т.е. еще примерно на 19 млн. руб. — помним, что ожидаемая сумма итоговых расходов — около 180 млн. руб.

Воспользуется ли он своим правом — неизвестно, но обращаю внимание на то, как на «ровном месте» человек «попал» на такую внушительную сумму, хотя стоило просто вызвать ГАИ — отделалась бы штрафом. При этом стоит отметить, что лимит ответственности по полису ОСГО за вред имуществу — 10 000 евро и, скорее всего, учитывая складывающуюся судебную практику в Беларуси, удалось бы «закрыть» все проблемы в рамках своего полиса ОСГО.

Второй. В правильном подходе нашего клиента, страхующего свое имущество. Ведь виновника ДТП могли не найти или повреждения могли возникнуть в результате иных событий: стихийных бедствий, пожара, аварии различных систем, неправомерных действий 3-х лиц и т.п. Вот не нашли бы виновника и замена ворот легла бы на плечи клиента, а так практически все оплатила страховая компания. При этом наш клиент практически избавлен и от непростых судебных тяжб, требующих не только больших временных и кадровых затрат, но и не всегда обеспечивающих оперативную и полную компенсацию ущерба — сейчас это будет проблема страховой компании…

Врачебная ошибка. Кто ответит и кто заплатит? (обновлено)…

FIL193Периодически в СМИ попадает информация о случаях врачебных ошибок и профессиональной небрежности, которые привели к серьезным проблемам со здоровьем у пациентов, инвалидности а иногда и смерти. Например, нашумевший случай про умершую после пластической операции девушку, про мальчика, которому из-за неправильно гипса были вынуждены ампутировать руку. Недавно ТУТ.БАЙ опубликовал еще две подобных истории: про девочку, проглотившую батарейку, которую врачи не смогли обнаружить за 9 дней, и пострадавшую в ДТП молодую женщину.

Вопрос не в этом — без ошибок не обходится ни в одной профессии, а качество работ и услуг в огромной мере зависит от того, кто эти работы и услуги выполняет. Недаром в народе говорят — ищите не школу, а учителя; ищите не больницу, а доктора. Вопрос в том, насколько оперативно можно разобраться в ситуации, установить виновных и обеспечить потерпевших соответствующими выплатами, а также в том, насколько может помочь в этом страхование. Тема ответственности врачей перед пациентами возникает не первый раз. При этом все понимают ее особенности, связанные с бесплатной медициной и определяющей ролью государства в здравоохранении. В частности, рекомендую этот материал. Основные острые моменты, включая особенности страховых выплат, там подняты.

В действующем в нашей стране страховании профессиональной ответственности меня беспокоит, по большому счету, один момент — порядок выплаты в случае причинения вреда жизни и здоровью. Страховщики, понимая, что эта тема, особенно в части врачебной деятельности, достаточно сложная, полна субъективизма и рисков мошенничества, указывают в своих правилах, что в этом случае размер вреда определяется в соответствии с законодательством. При этом практика показывает, что с учетом особенностей наших систем здравоохранения, социального обеспечения, подходов к определению вреда жизни и здоровью, основная претензия пострадавших выводится в плоскость возмещения морального вреда, который страхованием, как правило, не покрывается. Когда есть четко установленные материальные расходы пострадавшего на лечение, восстановление и т.п., то здесь все более-менее понятно, но это же не всегда так. Да и человек — это не автомобиль. Здесь нельзя просто взять и «перекрасить бампер» или «заменить некачественную деталь».

Когда мы говорим о страховании профессиональной ответственности людей, чья профессия имеет риск нанесения вреда жизни и здоровью, подход в выплатах с исключительной ссылкой на законодательство, на мой взгляд, снижает ценность полиса в глазах страхователя — он не ощущает (не понимает) его реальную защиту. Допускаю, что в том числе и поэтому, включаются потом всевозможные способы, чтобы вообще уйти от ответственности, что затягивает и без того долгий процесс решения проблем пострадавших людей и их семей. Хотя, по моему разумению, наличие страховки должно упрощать и ускорять все процессы, включая установление причин и виновных. А пока, у нас в стране, фиксируется незначительное число страховых случаев и выплат: в 2014 году  по страхованию профессиональной ответственности врачей и медперсонала было выплачено, по данным Белорусской ассоциации страховщиков, всего 20,0 млн. бел. рублей, а в 2013 году ноль.

Для повышения качества страховой защиты и ценности полиса для страхователей и их клиентов, мне видится правильным расширять варианты страховых выплат в случаях нанесении вреда жизни и здоровью.

В частности, можно использовать относительно новые подходы, которые стали применять некоторые страховщики в ряде видов страхования ответственности. Речь идет о фиксированных выплатах в проценте от страховой суммы (лимита ответственности) в зависимости от тяжести телесного повреждения, при этом, в случае смерти потерпевшего выплачивается 100% соответствующего лимита, установленного в договоре страхования. Насколько я понимаю, классификация степени тяжести достаточно прозрачная и оперативная процедура, а прописанные в Правилах размеры выплат будут стимулировать страхователя к более вдумчивому выбору страховой защиты.

Этот подход имеет множество вариаций, например, можно остановиться лишь на самых тяжелых и очевидных случаях (смерть, инвалидность) и производить выплаты по аналогии с классическим страхованием от несчастных случаев. Ведь как на практике: самый сложный случай — смерть пострадавшего — может стать для Страховщика чуть ли не самым простым в урегулировании. Дело в том, что в случае смерти, обычно, выплачиваются расходы на погребение и вред в связи со смертью кормильца. За примерами далеко ходить не надо — обязательная «автогражданка». И получается, что если у погибшего не было никого на иждивении, то и выплат по этой части не будет, остаются расходы на погребение.

Это, в том числе, и к вопросу о принятой в государстве цене человеческой жизни и судебной практике по данному вопросу. Считается, что суммы выплат по делам, связанным со смертью и инвалидностью, которые присуждаются судами или определяются законодательством, стимулируют развитие многих процессов, одним из которых является повышение безопасности труда и ответственности. И, как следствие, рост требований к объему и качеству страховой защиты.

Кроме этого, учитывая описанные выше особенности, которые сопровождают случаи нанесения вреда жизни и здоровью, особенно при врачебной деятельности, думаю, пришло время по-иному взглянуть на возможности возмещения морального вреда, тем более, что на рынке уже существуют практические решения в этом направлении. Понятны все основные страховые и юридические сложности, но, считаю, что тему нельзя полностью отбрасывать и она подлежит обсуждению, было бы желание.   

Думаю, что такие изменения оживят процесс страхования ответственности, расширят область его применения. Полисы должны быть реальными и должны работать, а не использоваться лишь в качестве маркетинговых ходов по привлечению клиентов, мол, вот моя ответственность застрахована, а что стоит за такой страховкой, зачастую, не очень понимает ни страхователь, ни его клиент. Тогда люди будут интересоваться наличием полиса страхования ответственности перед тем, как воспользоваться той или иной услугой. А пока, очень часто, приходится полагаться на порядочность и финансовое благополучие того, кто услугу оказал, да на справедливость нашего суда…