Стимул к росту и ответственности за свою судьбу?…

Новый Налоговый Кодекс вступил в силу. Изменений много, вопросов для обсуждения хватит не на один месяц. Что касается страхования, то есть одно новшество, на которое стоит обратить особое внимание. Речь о пункте 1.2. статьи 210, посвященной социальным налоговым вычетам (ст. 165 в прежней редакции) и расходам физлиц на страхование.

Суть изменений следующая — с 1 января 2019 года размер социального налогового вычета по подоходному налогу равен сумме уплаченных взносов по договорам страхования ЖИЗНИДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ПЕНСИИ и медицинских расходов (ДМС). В 2018 году размер социального вычета для физлиц был ограничен и составлял 3 164 рубля, теперь этого ограничения нет — заплатил человек по данным видам 1000 руб. в год — подоходный налог можно уменьшить на 130 рублей, заплатил 5000 руб. — на 650 рублей и т.д. В итоге получаем страховую защиту с экономической выгодой (скидкой от государства) в размере 13%!

При этом не стоит забывать и про льготы, которые имеют предприятия при заключении таких договоров страхования в отношении своих работников.

Таким образом государство не просто стимулирует граждан и предприятия к заключению договоров страхования. На мой взгляд, одновременно решаются и более важные задачи — подготовка базы для будущего реформирования систем пенсионного обеспечения и здравоохранения. Имеющиеся проблемы «бесплатной» медицины и распределительных пенсий пока решают точечно, например, увеличением числа платных медуслуг или повышением пенсионного возраста. Однако, рано или поздно, к необходимости принятия кардинальных решений страна подойдет. В области медицины это может быть введение обязательного медицинского страхования (ОМС), а в пенсионном обеспечении накопительной (персональной) части пенсии. В обоих областях будет усиливаться роль самостоятельных решений предприятий и граждан, соответственно, будет расти роль добровольного медицинского и пенсионного страхования.

Стоит отметить, что за последние 5 лет совокупные сборы по указанным видам в общем объеме добровольного страхования выросли практически в 2 раза — с 15% по итогам 2013 года до 30% по итогам 9 месяцев 2018 года. Правда, основным источником роста стало ДМС, но не отстают и ЖИЗНЬ с ПЕНСИЕЙ, достигнув в 3 квартале 2018 года почти 10% от общей суммы всех страховых взносов, хотя еще 5 лет назад их доля была 5,6%.

Дополнительный стимул к росту дан, ждем реакции страхователей…

«Неглубокое погружение»…

На днях случился очередной неприятный случай с нашим гражданином за границей, связанный со страховым вопросом. В этот раз с точки зрения признания события страховым случаем или наличием полиса проблем нет — просто человек был застрахован по самой минимальной программе с существенными ограничениями и страховщик, по условиям договора, будет оплачивать лишь третью часть от необходимой суммы.

Поездка осуществлялась через туркомпанию и страховку, на правах агента, также делала она. Как обычно — «в пакете». Но данный вид является добровольным и условия у страховщиков могут отличаться от «общепринятых». Могу предположить, что турфирма «глубоко не погружалась» в этот вопрос и предлагала самый дешевый вариант. Клиент, скорее всего, тоже не усердствовал — Страховка есть? Есть! Поехали.

Было бы понятно, если бы был предложен типовой для рынка вариант, когда полис покрывает все страховые случаи в рамках страховой суммы по договору с минимальными ограничениями на «зубы» и «самостоятельное обращение», причем было бы это не намного дороже — подобные «медстраховки» на короткие сроки стоят 5-10 долларов.

Рассказывали ли клиенту об особенностях страхового покрытия или нет? Был ли у клиента выбор по вариантам и по страховщикам? Он сам выступил страхователем или его молча «застраховали»? Как видим, вопросы есть, в том числе и в рамках рыночной дискуссии на тему «кто более матери-истории ценен» в разрезе разных видов страховых посредников, их полномочий и регулирования.

В дополнение к теме «глубины погружения». Речь о статье руководителя одной из турфирм на Онлайнере. Общий посыл верен, но один момент вызвал удивление, учитывая должность автора. Речь о пассаже про то, что «государство позаботилось о нас и ввело минимальную страховую сумму при путешествии за рубеж». Если речь о нашем государстве, то мимо — данный вид страхования является добровольным и никаких минимальных сумм для своих граждан, выезжающих за границу не вводилось. Его «обязательность» (принудительность) проявляется из-за требований ряда иностранных государств (например, стран Шенгенского соглашения) по наличию у человека соответствующего страхового покрытия. Проверяется этот момент на этапе выдачи виз и иногда при пересечении границы — обычная практика. В нашей стране тоже существует обязательное страхование въезжающих в нашу страну иностранцев.

Почему это важно понимать говорит сам автор, мол если таких требований не будет, то «90% наших путешественников вообще откажутся от страховых полисов», справедливо намекая на неосознанность приобретения многими таких полисов. Ведь человек тогда «погружается» в тему, когда она ему реально важна, но в контексте необходимости наличия «медстраховки» и ее качества этого осознания зачастую нет.

Поэтому все подобные истории с нашими туристами должны учить тому, что ситуации могут быть любыми — не думайте, что с вами «этого» не произойдет — обеспечьте себя надлежащей страховой защитой. Причем в любой стране — Украина, Россия и иные «бывшие» не исключение. И желательно, с определенным запасом по страховой сумме. Например, в этом египетском случае, даже стандартной «шенгенской» суммы в 30 000 евро могло и не хватить.

Стоимость турпоездки, как правило, исчисляется в сотнях и тысячах долларах/евро и на ее выбор люди тратят дни и недели — совсем несложно потратить пару часов на выбор приемлемого полиса стоимостью 5-10 долларов.

А турфирмам рекомендую глубже «погружаться» в вопросы страхования, а не просто «вытягивать» из страховщиков высокие комиссионные и пониженные тарифы. Ведь основная задача не просто продать тур и страховку, а обеспечить безопасное нахождение человека за границей и своевременную помощь в сложных ситуациях.

Страхование от безработицы: «мысли» в студию…

FIL194На днях в очередной раз в этом году прозвучала тема возможного введения в стране страхования от безработицы. Причины понятны — простимулированный кризисом и поиском тунеядцев, рост официальной безработицы. В целом это нормально — рыночная экономика всегда создает дополнительные риски для работников, которые должны учитываться государством. Пока уровень официальной безработицы был настолько мал, что позволял говорить чуть ли не о 100% занятости в стране, судьбой реального безработного мало кто интересовался.

Представители государства говорили о переизбытке вакансий, о наличии центров занятости и пособии, о созданной системе переподготовки и т.п. Кроме этого есть еще и Трудовой Кодекс, который гарантирует определенные выплаты работнику при расторжении трудового договора. О создании системы социальной защиты безработных по аналогии с западной, когда лишившийся работы человек очень долгое время может жить на пособие по безработице, речи никогда не шло. И вот лед, возможно, тронулся.

На мой взгляд, начало приходить осознание того, что безработный должен иметь реальные средства к существованию, что в рыночной экономике все должно работать в комплексе — рынок труда, система подготовки и переподготовки, биржа, достойное пособие по безработице и др. Понятно, что пособие требует источников финансирования, механизмов их формирования и пополнения. Фонд соцзащиты? Его средства и так на пределе — ему бы с пенсиями и больничными разобраться. Хотя, думается, что этот механизм пока рано сбрасывать со счетов. Бюджет? Маловероятно, особенно сейчас.

И вот страхование. Идея вроде бы здравая, во многих странах мира, в том или ином виде реализована, но вопросов море — кто будет страхователем, в какой форме будет реализовано, какие страховщики будут допущены, минимальные критерии и отчисления, тарифы и т.п. Хотелось бы услышать от правительства в каком направлении идут у них сейчас мысли и если «страхование» подразумевает использование возможностей страхового рынка, то хотелось бы скорейшего подключения к обсуждению этой темы страхового сообщества.

И еще один вопрос. Требует ли текущий уровень безработицы в стране введения всеобъемлющей системы страхования или пока можно использовать какие-то «точечные» решения?

Договор страхования и милосердие…

ДМС медстрахованиеНа прошлой неделе широкий резонанс вызвал случай со смертью российского туриста в египетской больнице. Повышенное внимание к этой, к сожалению, ставшей почти стандартной, ситуации (отдых-алкоголь-драка-смерть) вызвала первичная информация о том, что смерть наступила в результате принудительного отключения египетскими врачами аппарата ИВЛ не получившими оплату за свои услуги ни от родственников, ни от страховой компании. При этом страховщик (правомочно!) отказался признать событие страховым случаем по причине нахождения пострадавшего в состоянии алкогольного опьянения. Как результат — волна «народного гнева» в очередной раз обрушилась на страховщиков. И хотя МИД РФ в последствии заявил, что потерпевший скончался от полученных травм и аппаратура работала до самого последнего момента, но эмоции и вопросы остались.

Основной вопрос — должен ли страховщик спасать жизнь своего клиента за пределами возможностей, очерченных договором страхования?

Будем говорить исключительно об угрозе жизни человека за границей, потому что только в случае смерти исправить уже ничего нельзя, а на территории своей страны включаются иные механизмы и возможности.

Начнем с того, что, с учетом мнения некоторых экспертов, полностью исключать подобные ситуации нельзя, хотя и верится с трудом, что медики любой страны, не получив денег, откажутся от спасения жизни или хотя бы ее поддержания.

Любой человек, выезжающий за границу, полагается на свой полис. Однако не все осознают, что страховая компания не выступает меценатом и осуществляет защиту в соответствии с законодательством и заключенным договором, в котором указано когда страховщик платить обязан, когда нет, а когда выплата остается на его усмотрение. В любом договоре есть перечень страховых случаев и исключений, кроме этого, есть лимит (страховая сумма), в пределах которого компания выполняет свои обязательства.

Именно в исключениях и ограничении покрытия кроются основные «риски» для застрахованных. Пострадавший в Египте турист попал на «исключения» — был пьян, но аналогичная ситуация могла сложиться и при нехватке страховой суммы, например, сумма по полису 50 000 USD, а стоимость медуслуг 70 000 USD.

И все-таки вопрос — должен или нет, страховщик спасать жизнь своего клиента, невзирая на условия договора страхования? На мой взгляд, должен.

Да, он вправе определить каким способом это сделать — оплачивать услуги иностранной клиники или оплатить доставку клиента на Родину. В критической ситуации именно страховщик обладает наибольшими материальными и юридическими возможностями для спасения человека, а также достаточной мобильностью и весом для «подталкивания» соответствующих госорганов, но никак не родственники, которых поблизости может просто не оказаться. Уточню — страховщик и посольство. Ведь государство декларирует защиту интересов своих граждан, имеет соответствующие возможности и фонды. Именно эта пара отвечает за то, чтобы человек остался жив, невзирая на обстоятельства. Все остальное вторично.

При этом, страховщик должен обладать юридическими механизмами для защиты своих финансовых иинтересов. Например, право последующего требования к застрахованному или его родственникам, какие-то компенсации со стороны государства или налоговые льготы на  выплаченные сверх лимитов суммы. Кроме этого, страховщики, продающие «медстраховки для выезжающих», могли бы создать какой-нибудь «Фонд спасения жизни застрахованных» и за счет него осуществлять подобные спорные или сверхлимитные эвакуации на Родину или оказание медпомощи за границей. Хорошей считаю идею установления минимального взноса и лимита по таким полисам. Негоже, когда страховка стоит 2-3 USD и люди, купившие тур за 1-3 тыс. USD, еще и умудряются экономить, занижая до критического минимума страховую сумму.

Конечно же можно говорить о том, что «сам виноват», «никто не заставлял пить», «сам купил такую маленькую страховку», «внимательно читаем договор» и т.п. — это все правильно — люди, зачастую, не думают о последствиях. Но когда есть реальная угроза жизни человека, на мой взгляд, на первое место должны выходить сострадание и т.н. «социальная ответственность бизнеса». И это не стимулирование иждивенчества — это проявление гуманизма. Думаю, что такие подходы в итоге окупятся и финансово.